Вы, сударь, вижу, ищете дуэли? И Вы, клянусь, получите её. (с)
Ортон опаздывал. Опаздывал уже на двадцать минут. Ник нервно мерил шагами площадку, подкидывая в воздух телефон и тихо ругая моросящий дождь, опаздывающего наставника, разоравшегося научного руководителя и все остальное, что было плохого в этом дне. В голову раз за разом лезли воспоминания о прошлой тренировке. Он успел сорвать маску с наставника, и удивлению не было предела. Моложавое лицо оказалось иллюзией. Может, конечно, Ортон в молодости так и выглядел, но эта иллюзия срослась с ним, стала как…как вторая кожа. Обветренное лицо, рассеченное несколькими морщинами, седеющие темные волосы и кажущиеся еще более яркими черные глаза – это был совсем чужой, незнакомый человек. Ортон в ответ рассмеялся и сказал, что нечему удивляться – ему уже, вообще-то, шестой десяток. И снова надел привычную моложавую маску.
Полчаса. Ник убрал в карман телефон и пнул подвернувшийся обломок кирпича.
- Здравствуй, - ничего не выражающий неприятный голос.
Ник резко обернулся. На расстоянии в несколько шагов стоял незнакомый парень. Невысокий и на первый взгляд какой-то непонятный и отталкивающий. Прямые волосы, остриженные чуть выше плеч, были выкрашены в темно-синий. Ярко-синими были и раскосые глаза на каменной физиономии. Держался он идеально прямо, как-то немного неестественно. И руки держал за спиной. Солидный весь из себя, прям жуть.
- А…ага, здравствуй, - Ник попытался улыбнуться. И что ему тут надо?
Повисло раздражающее молчание. Взгляд у синего был крайне неприятный – изучающий и оценивающий.
- Наставник сегодня не придет, - ни один мускул на физиономии не соизволил отличить странное существо от статуи.
- Эт почему? – глупее вопроса не придумаешь. Ну а что еще спрашивать, когда тебе заявляют подобное совершенно незнакомые субъекты?
- Потому что он занят. У него неотложные дела, а после он идет в логово. У него не было возможности самостоятельно передать тебе это, - кому-то он подражает. Вот точно. Кому-то очень-очень знакомому, только вот ускользает все время, кому именно…
- Ага, и поручил передать это тебе, - о, мы умеем прищуриваться?
- Нет. Я сам так решил, - верно. Ортон не стал бы заморачиваться и предупреждать докучливого ученичка о том, что тренировки не будет.
- И зачем? – неприятный тип. Ну очень. Особенно тем, что бездарно пытается копировать чье-то поведение.
- Хотел посмотреть на его очередного ученика. Не волнуйся, не как на конкурента. Просто из любопытства. Кстати, мое имя – Лев.
Да уж, такого Лёвой не назовешь… Еще оскорбится и прирежет ночью из-за угла.
- Ник. Приятно познакомиться, - очень приятно, просто ваще! А руку мы не желаем подавать для пожатия. Вот это хорошо, такому руку пожимать – еще током шибанет…
- Мне тоже.
- Кстати. Запоздалый вопрос, но откуда ты знаешь моего наставника?
- Я такой же, как ты, - приплыли. Ник чуть не расхохотался в голос – большую глупость придумать сложно! С этой синюшной статуей у них точно ничего общего быть не может!
- Я так не думаю, - не задавленная улыбка все-таки чуть раздвинула уголки рта.
- Отчего же. Я и ты – одни из учеников Ортона. Я и ты – вампиры, - Ник уже открыл, было, рот, чтобы возразить, но вовремя прикусил язык – Ортон строго-настрого запретил даже намекать другим на то, что он зациклен на себя. Плохо, Лев знает явно в разы больше, чем Ник. - Почему бы тебе не пойти со мной в логово? Ты же хочешь познакомиться с другими вампирами?
А что? Неплохая идея. Раз уж тренировка обломилась, можно и сходить. Только вот неприятно как-то, ну да можно переступить через себя.
- Можно и пойти. Только я впервые слышу про логово, да и ты первый из вампиров, которых я встретил.
- Не первый. Ортон тоже вампир, - час от часу не легче. Физиономия Ника всегда выражала все его мысли, чем Лев не замедлил воспользоваться. – Я удивлен, что ты этого не знал.
- Я его знаю меньше недели, - огрызнулся Ник.
- Еще более удивлен. Я это знал на второй день знакомства, - выпендривается. Ну точно выпендривается и пытается выглядеть крутым. – Но мы заговорились. Лучше поспешить, идти далеко.

Логово представляло собой среднего размера одноэтажный дом почти на окраине города. Как и ожидалось, с наглухо закрытыми ставнями.
- Окна откроют, когда стемнеет. Обитатели логова придерживаются давно установленных традиций, - интересно, он всегда так выражается? «Обитатели логова», «давно установленные традиции»…
Идти в логово не хотелось с самого начала пути. Сейчас Нику уже хотелось просто развернуться, сесть на какой-нибудь из последних трамваев и уехать домой (тут ходили только они, до ближайшей станции метро было километра два). Сказав маме, что дружеские посиделки в компании однокурсников обломились. Эх, лучше б мама, как в детстве, запретила оставаться где-то с ночевкой – был бы хороший повод не идти…
А еще можно поставить будильник на минуту вперед, когда он прозвучит сделать вид, что позвонили и сорваться домой. Блин, это получится какое-то трусливое бегство. Раз уж такой дурак, что согласился идти в логово – иди. А не отмазывайся за несколько шагов до цели.

Внутри было красиво. Очень. Свечи и богатое убранство, красноватые светильники на столах. Ник залюбовался обстановкой и не сразу заметил тех, кто эту обстановку заполнял.
Ник тряхнул головой, но ничего не изменилось. Тут точно все помешаны на моде восемнадцатого века. С явной примесью современного «готишного» стиля. Нет, это было бы вполне уместно на каком-нибудь маскараде, устраиваемом реконструкторами балу, но… Хотя, может, здесь и есть маскарад?
Лев в своей короткой черной куртке выделялся из разноцветно-кружевного общества, но только выделялся, а не выпадал напрочь. Ник готов был сквозь землю провалиться в своих кроссовках, потрепанных джинсах и балахоне с «Арией». Удружил, блин, Лев… Не мог предупредить?! Он бы хоть в рубашке пришел…
Топтаться у стеночки, боясь привлечь к себе чье-нибудь внимание, краснеть до корней волос за свой внешний, с позволения сказать, вид, трястись, что кто-то может прочитать мысли – это была та еще пытка. А в большом зале тихо гудели разговоры, звенели бокалы с винами и ликерами, переливался приглушенный смех. О том, что за стенами далеко не восемнадцатый век, напоминали только неподвижно стоящий Лев и носки собственных кроссовок, которые Ник ненавидел больше всего на свете. Даже больше все еще несданной курсовой.
По прихожей простучали шаги и на пороге появился беззаботно насвистывающий какую-то мелодию Ортон. При виде Ника брови наставника медленно поползли вверх, и было заметно, что ему стоит больших усилий не расхохотаться. Ник проклинал паркет и землю под домом, что не может провалиться сквозь нее от стыда.
- Что ж ты не предупредил меня, что собираешься в логово? Я думаю, ты уже заметил, что балахон с изображением какой-то группы рокеров – не лучшая одежда здесь, - наставник все-таки рассмеялся. – И кто тебя надоумил?
- Это… - Ник глянул туда, где только что стоял Лев. Разумеется, он куда-то делся. – Ну, Лев…
- А-а…ну, тогда это другое дело. Пойти неизвестно куда за пятнадцатилетним выпендривающимся созданием – святое дело!
- Ему пятнадцать?!
- Нет, то, как ты всему удивляешься, меня весьма забавляет! Да, ему пятнадцать. Так и быть, не буду при всех напоминать тебе о милой особенности твоей психики. И так вспомнить должен был. Чего к стеночке-то жмешься? Вон, кресла свободные есть. Проходи, раз уж заявился.

Кресло было слишком, слишком большим! В него нельзя было сесть так, чтобы на тебя никто не смотрел. Хотя один взгляд и так не желал направляться куда-нибудь в другую сторону – Лев обнаружился в одном из соседних кресел и следил за каждым движением Ника и тех, кто проходил рядом. Не удивительно – привел посмешище и наблюдает! У-у, тварь…
Ортон ходил от стола к столу, обзавелся где-то бокалом с красным вином, всем улыбался, что-то говорил, смеялся…
Странно было то, что говорили все, кто-то ближе, кто-то дальше, но Ник не мог разобрать ни одной фразы. Слух выхватывал только разрозненные слова, а остальные срывались, как неудачно пойманная рыба с крючка. И все, абсолютно все носили маски! Пожалуй, только кроме Льва. Не удивительно – наверняка еще просто не умеет создавать маску. Ник старался под маски не заглядывать – Ортон всегда чувствовал безошибочно подобные попытки. И объяснил, что маска сродни одежде – ты обязательно заметишь, если ее попытаются с тебя снять без твоего желания.
Страшно хотелось домой. В свою комнату, в кресло, а лучше за компьютер. Проклятье, он бы даже за курсовую сел!..
Исподтишка Ник начал разглядывать окружающих. В центре внимания одной компании был кто-то очень высокий, в зеленом с золотым шитьем палантине. Медные кудри до плеч казались витками тонкой медной проволоки. Он смеялся, а рядом с ним грустно улыбалась хрупкая златокудрая девушка с изящной диадемой в высокой прическе. Возле них в кресле сидел типичный вампир с картинок – идеальное лицо, черные волнистые волосы, темные глаза, кажущиеся бордовыми в отблесках светильников. Сидел и пил вино, задумавшись о чем-то своем. Как будто никого вокруг не существовало. Никого и ничего, кроме свечи в светильнике.
В кресле напротив расположился некто в черном с золотым шитьем камзоле, на шее был повязан ярко-алый платок со столь же ярко-алым камнем в броши. Похожий камень, только более темный, блеснул в кольце, надетом поверх бордовых перчаток с черным узором. По плечам и подлокотникам кресла рассыпались льняные кудри, на смазливом лице играла неприятная усмешка. Мда уж, такая внешность больше бы пристала фарфоровой кукле, чем мужчине. По идее лицо было красивым, но манерность, презрительное выражение и еще что-то неуловимое делали его обладателя до омерзения неприятным. И волосы он, кажется, завивает. Еще больший дурак – не понимает своего счастья в виде прямых волос, да и кудри ему не особо идут. Но даже прямые волосы не исправят эту мерзость! Гомик он, что ли?..
…резкое и короткое движение воздуха, как от сквозняка, в шею воткнулись какие-то иголки. Кресло напротив было пустым.
В самое ухо раздалось злое шипение:
- Если вы не умеете думать беззвучно, молодой человек, то хотя бы следите за своими мыслями, - иглы исчезли, и манерный тип не спеша вернулся в свое кресло, надевая перчатку.
Ник судорожно сглотнул. Мда-а, Лев по сравнению с этим кажется милым и безобидным травоядным.
- О, ты уже с Эпилотом успел повздорить! – Ортон похлопал ученика по плечу. – Молодец, далеко пойдешь! – обидно хохотнул. Пьяный уже, что ли?
Наставник сел на подлокотник кресла, закинув ногу на ногу. Хорошо, что так сел – хотя бы Льва не видно.
- Хочешь, я тебе про него расскажу?
- Про кого? – не понял Ник.
- Про Эпилота. Забавный молодой человек, правда?
- Ээээ… - Ник был совсем другого мнения, но вслух озвучить не решился.
- Не волнуйся, нас не услышат. Можешь, кстати, как следует рассмотреть окружающих – я пока им глаза отвожу.
- А почему не услышат?
- А ты слышишь хоть один разговор вокруг? Нет. Вот и нас не слышно. Кстати, видишь того рыжего, высокого?
- Да…
- Валтасар. Лучший стрелок города. Без преувеличений, просто факт, - Ортон зашуршал листами уже знакомого блокнота. – Паспортное имя – Валерий. Двадцать девять лет. Уже года два главный кандидат на звание высшего, но вот места все не освобождаются в десятке лучших. Увы. А та девушка, что до недавнего времени была рядом с ним – хрупкая такая, светленькая и грустненькая – это его сестра, Фели. Опасная дамочка, лучше не обманывайся хрупкостью и грустненьким личиком. Наядам положено быть такими, - снова зашуршал блокнотом. – А про Эпилота я все-таки расскажу, а то ты с ним уже успел поцапаться. Лучше хоть что-то знать о потенциальном охотнике, не правда ли? Кстати, вытри кровь.
Ник поспешно провел рукой по шее. Крови оказалось немного, но…
…Наставник больно ткнул локтем в бок.
- Быстро взял себя в руки. Ты тут главный претендент на роль ужина. Не хочешь из претендента стать…хм…непосредственно ужином – сделай все, чтобы ни один не узнал, что ты зациклен на себя, - Ник быстро кивнул и растер кровь на пальцах. – Так вот, Эпилот. Не вздумай даже в мыслях, особенно в шутку назвать его Лотти. Одному он именно за это оторвал голову. Тут же, в логове. Тебя сегодня спасло только то, что ты тут первый раз. Еще одно подобное предупреждение – и полетит уже твоя голова. Очень любит унижать тех, кто слабее его. В прочем, это распространяется и на тех, с кем он равен по силе. А если хочешь узнать, кто в логове из сильных – просто наблюдай, на кого Эпилот не рискнет поднять хвост, - прошелестела переворачиваемая страница. – Паспортное имя – Евгений. Двадцать пять лет. Очень силен именно как вампир. Маг из него не то, чтобы никудышный, просто весьма посредственный. Сволочь редкостная, когда у него на глазах избивали его младшего брата - даже бровью не повел. Когти выпускает по поводу и, особенно, без повода, что ты уже узнал…хм…на собственной шее. Что еще тебе может пригодиться? Ну, не особо полезное знание, но пускай будет. Ты заметил сильнейшую маску?
- Да…
- Так вот. Это не маска. Ему действительно не повезло с лицом. Видимо, в детстве его часто били по тошнотворно-смазливой физии, вот он и устраивает иллюзию сильнейшей маски.
- Ортон, у тебя в блокноте что, про всех написано?
- Ага. Про всех, с кем я встречался больше одного раза в жизни. Знаешь, уже лет двадцать идет живейшая охота за этим блокнотом. Кто-то хочет вырвать оттуда компромат на себя, кто-то хочет раздобыть компромат на своего неприятеля…но, как видишь, пока все не увенчалось успехом, - Ортон расплылся в улыбке и помахал, как оказалось, ценнейшим блокнотом.

12-13.05.09

@темы: Валтасар, Лев, Ник, Ортон, Прочие, Сазар, Страницы на ветру, Эпилот, логово